Женская гиперфункциональность. Что это и как мешает отношениям

Автор Юлия Рублева

— Я сидела в свежевырытой яме во дворе и ждала Антона. Антон был из соседнего двора, но горячую воду искали только у нас и ямы были вырыты только у нас. Яма была рыжая, глиняная, и на ее стенках уже проросли какие-то ромашки. Антон пришел и спрыгнул в яму. Мы с ним немного поговорили. Вдруг по стене ямы быстро-быстро пополз крошечный паучишка. Я пауков боюсь всю жизнь до визга, но этот был совсем с миллиметр, наверное. Я уже занесла палец, чтобы его раздавить (я негуманная), но что-то меня остановило.

— Ой, — пискнула я, — паук! Я боюсь!

Антон занес руку и роскошным щелбаном убил паучишку. А потом пробормотал, что я самая красивая и очень ему нравлюсь. Надо ли говорить, с каким искренним восхищением я на него посмотрела? Мне было три года, ему — четыре. Сверху ямы за нами присматривала моя бабушка. Я на всю жизнь запомнила этот невесть откуда донесшийся до меня сигнал «стоп»: не надо самой убивать паука, когда рядом есть мальчик, способный на роскошный щелбан.
Но нечасто следовала этому правилу. Было время, когда мне казалось, что с моими огромными «пауками» разных мастей не справится никто, кроме меня. И справлялась сама.

Давайте посмотрим, что такое женская гиперфункциональность. Это то, что случилось бы со мной окончательно, если бы я в свои три года не услышала этот древний «стоп».

Женская гиперфункциональность. Что это и как мешает отношениям

Паук первый:
«Я сама, потому что ты не справишься»

Я смотрю на Антона, понимаю, что он слишком хилый, заранее его презирая, убиваю паучка сама, небрежно говорю: «Смотри, я паука убила». Антон как оплеванный вылезает из ямы или ищет зверя покрупнее, чтобы мне что-то доказать, но я горжусь собой, как дура, потому что я сильнее Антона. Ну и я вообще храбрая.

Паук второй:
«Я всегда знаю все и расскажу тебе»

Антон убивает паука, а я ему говорю: «Антон, а что ты вообще знаешь про пауков? У них восемь ног, например, ты знаешь?»
Быстро выскакиваю из ямы, несусь домой, хватаю Брэма и бегу обратно, чтобы изучить все вместе с Антоном. Антон пытается сбежать, но я недоумеваю — как ему может быть неинтересно такое? Как он может отважно сразиться с пауком, не получив при этом никакого ликбеза про восемь ног?
К яме со всех ног бежит Антонова бабушка. Антон вырывается и плачет, я, тряся бантиком, зачитываю вслух куски.

Паук третий:
«Я знаю все лучше, чем ты, ты меня не переспоришь»

Антон убивает паука, а я ему говорю:
— Антон, а что ты вообще знаешь про пауков? У них восемь ног, например, ты знаешь?
— Знаю, — важно говорит Антон. — У меня дедушка — орнитолог (или офтальмолог). У них еще есть жала.
— Не жала, а жвала, — смеюсь я , — ха-ха-ха! Не умеет отличить жала от жвала! Маркетинг от франчайзинга! Щас я тебе расскажу, — говорю я, придерживая Антона за футболку, — что такое флюктуация.
И, тряся косичками, говорю сорок пять минут. Антон обмякает.
К яме со всех ног бежит бабушка Антона.

Паук четвертый:
«Быстро, быстро развиваем отношения!»

Антон занес руку и роскошным щелбаном убил паучишку. А потом пробормотал, что я самая красивая и очень ему нравлюсь.
Надо ли говорить, с каким искренним восхищением я на него посмотрела?
— А теперь поцелуй меня, — прошептала я томно, закрыв глаза и подставив щечку.
— Я не готов, — стесняется Антон, — я это… только пауков пока могу…
— Нет, теперь тебе необходимо меня поцеловать, — топаю я ногой, — иначе все это будет не по правде! Если ты убил паука, ты меня любишь!
— Я пока просто убил паука, — оправдывается Антон, — мне надо разобраться в своих чувствах…
— Нет, это символически много значит! Ты уже взял на себя ответственность!
К яме со всех ног бежит бабушка Антона.

Паук пятый:
«Я тоже не хуже!»

Антон занес руку и роскошным щелбаном убил паучишку. А потом пробормотал, что я самая красивая и очень ему нравлюсь.
— Хо-хо! — вскричала я. — Красивая — это фигня. Я тоже могу, как ты!
После этого за пять минут я нахожу восемь братьев покойного и со смаком размазываю их пальцем по стенке ямы.
Антон мрачнеет или даже испуганно икает.
К яме со всех ног бежит бабушка Антона.

Паук шестой:
«Щас я тебя развеселю!»

После убийства Антоном паучишки я преисполняюсь благодарности и хорошего настроения.
— Я тебе сейчас спою, — говорю я Антону и, отставив ножку в сандалике, пою и пляшу сорок пять минут.
Антон пытается выбраться из ямы, но я его не пускаю, потому что у меня обширный репертуар.
К яме со всех ног бежит бабушка Антона.

Читай продолжение на следующей странице

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Загрузка...